Медитация

МедитацияВсё бытие в нашем цикле развития, простирающемся от древнего Сатурна до будущего Вулкана, подчинено закону метаморфозы, явленному в бесконечном разнообразии форм. Неоднозначно подчинен ему и человек. Через один род метаморфоз он проходит бессознательно: в ходе земной жизни, в ходе ряда жизней, в реинкарнации. Но, как сказано в «Философии свободы «, «последний чекан» человек дает себе сам, в полном сознании. И это есть чисто духовная метоморфоза. Она не возникнет, если человек, собрав достаточно сил, не вызовет ее в себе сам. Она венчает все другие метаморфозы, дает им смысл и направление. Без нее они были бы обречены на ницшевское «вечное возвращение».

Одним из значительнейших способов ввести себя в духовную метаморфозу является углубленное сопереживание христианских праздников года. достигаемое с помощью медитативной работы соответствующего рода. Правда, ныне откуда только не услышишь настоятельные советы делать медитации. Молчание в этом вопросе хранит, пожалуй, одна только Христианская церковь, т. е. та инстанция, от которой подобные советы, вероятно, только и должны были бы исходить. Антропософия восполняет этот не сказать пробел, но — глубоко трагическое упущение. Ибо медитации медитациям рознь. И если ложные пути рефлектирующего мышления вызвали невиданный кризис цивилизации, то положение может стать совершенно безвыходным и безнадежным, если в европейской культуре возобладает несоответствующая ей, не христианизированная медитативная работа человеческого духа. Ибо медитация не рефлективна. В ней реально и непосредственно сознание приходит в единство с бытием. И если это делается правильно, то медитативная работа отдельных людей вносит даже в социальную жизнь оздоравливающие импульсы большой силы. Они той же природы, что и импульсы, порождаемые молитвенной практикой, если она не принижается до чисто душевных, эмоциональных усилий, чем лишь ослабляется связь человеческого духа с Божественным миром.

Христианская цивилизация способна пронизать собой все сферы человеческой жизни. Есть у нее свое слово и в медитативной практике. Это слово зиждется на точном знании природы человека, какой она сложилась именно к настоящему времени. Современный человек владеет абстрактным мышлением. Однако учась мыслить по законам той логики, где живое развитие мысли проходит по семи ступеням, мы подготавливаем себя к переживанию самих мыслесуществ божественного мира. Но реально к этому можно прийти лишь в медитативном сознании, восходящем на ступени имагинации, инспирации и интуиции. Чтобы медитативное сознание не погасило плоды личности, а, напротив, привело их к возвышению, содержание медитаций должно быть построено на основе точного знания существа человека и принципов его развития. Лучшие медитации — те, которые звучат непосредственно из мира Божественных Иерархий. И именно такие медитации даны Рудольфом Штайнером. Среди них совершенно особое место занимает так называемая медитация Камня основы, данная в 1923/24 гг. на Рождественском собрании Всеобщего Антропософского Общества. Этому собранию Рудольф Штайнер придавал особое значение. По его словам, силы союза, установленные благодаря собранию, с добрыми духовными существами, т. е. с Божественными Иерархиями, смогут преодолеть мощные враждебные демонические силы, использующие земного человека в своих целях (37 ; с.236). Если произошедшее на Рождественском собрании поставить со всей серьезностью перед душой, то тогда оно «пошлет в душу сильный импульс, который подвинет ее на исполненные силы действия, в которых нуждается современное человечество, дабы в ближайшие инкарнации люди оказались в состоянии встретить Стража Порога, т. е. цивилизация стала бы такой, что сама, как цивилизация, могла бы стоять перед Стражем Порога» (260 ; с.261).

Для того, чтобы серьезно поставить перед душой Рождественское собрание, требуется многое. Необходимо основательно заняться собой, собственным развитием. Но тем, в чем и работа над собой, и служение миру сливаются воедино, несомненно является медитация Камня основы. Работа с нею означает принятие импульсов Рождественского собрания и служение всему, что связано с ним. Она является совершеннейшим средством введения индивидаульного духа в спиритуальную метаморфозу. Природными метаморфозами обусловлено развитие нашего тройственного тела. Жизнь в обществе: прохождение через школьное воспитание, работа по профессии, развитие индивидуальных интересов и т. д. — все это способствует развитию тройственной души. Но у этих метаморфоз есть предел: они не рождают свободного духа, для чего духовная метаморфоза должна быть уподоблена природному процессу, должна стать сущностной. Поэтому и осуществить ее можно лишь подражая природе, вызывая во внутренней, душевно-духовной жизни процессы, проходящие через цепь реальных метаморфоз. Медитация Камня основы может стать содержанием такого процесса, поскольку построена по законам имагинативной логики; ее «материя» онтологична и имагинативна. Данная мышлению, она вводит его не в теневой, а в живой процесс, где в мыслительном действуют законы бытия. А поскольку это медитация, а не умозаключение, то бытие ее сверхчувственно. Что касается ее содержания, то оно поистине всеобъемлюще.

Медитация состоит из четырех отделов. Они соответствуют, или в них выражено переживание четырех эонов развития. Это, можно сказать, встает в первую очередь, а затем открывается, что первые три эона содержат в себе проекцию на будущие три эона, и т. о. медитация объемлет все семь эонов. Переживая первый отдел медитации, можно сверхчувственно проникнуть в состояние древнего Сатурна с его Отчим принципом, господствующим в нашем теле и в нашей воле. Во втором отделе встает древнее Солнце с его принципом Сына, господствующим в нашей душе, в чувстве. Третий отдел имеет отношение к древней Луне с ее принципом Святого Духа, господствующим в нашем духе, в мышлении. Все три отдела, в порядке их следования, соответствуют человеку обмена веществ, ритма и головы. В четвертом отделе встает земной эон, где человек обретает индивидуальное «я» и приводит его в связь со Христом, осуществляя принцип: «Не я, но Христос во мне». Благодаря этому работа с первыми тремя отделами может быть возвышена до переживания тройственного духа, а вместе с тем и трех грядущих эонов. Происходит это таким образом, что человек возвышает свое микрокосмическое, выраженное во вторых частях первых трех отделов, до макрокосмического, выраженного в их первых частях. При этом нам на помощь может прийти многое из того, о чем шла речь в предыдущих главах.

Работа над медитацией, как это дано Рудольфом Штайнером, проводится в семь приемов, благодаря чему мы вызываем реальную метаморфозу нашего духа, которая затем оказывает свое действие на все, вплоть до нашего физического тела. Семь приемов — это семь медитативных формул, образованных из различных частей медитации. Работу с ними следует проводить в соответствии с днями недели. Неделя представляет собой минимальное выражение всего нашего эволюционного цикла. Поэтому каждый ее день стоит под влиянием определенной планеты. Совершая каждый день соответствующую медитативную работу, мы вписываемся в космическую констелляцию текущего дня.

Цикл упражнений следует начинать в субботу, которая управляется Сатурном и служит воспоминанием о древнем Сатурне. Для каждой ступени цикла Рудольф Штайнер берет определенные части медитации и кристаллизует из них медитативную формулу, с которой, собственно, и надлежит работать. Однако предварительно необходимо хотя бы совсем короткое время пережить и ее исходный материал. В пятницу, день будущей Венеры, цикл заканчивается. Текст всей медитации в целом при этом следует пережить как восьмую ступень, ту, скажем опять, октаву, к которой восходит седмица недельных упражнений.

Медитируя таким образом по дням недели, мы превращаем нет дельный цикл в небольшую метаморфозу нашего духа. Успех, достигнутый за одну неделю, не может быть значительным; в то же время недели перестанут быть однообразной серой чередой дней с экзотическими, непонятными названиями. Вместо этого придет сознательное отношение к космосу, к эволюции и к повседневному. Двигаясь малыми недельными циклами, мы также придем в более осознанную связь с седмицей праздников года. Она даст богатую окраску неделям, вычленив в них сезонные отличия и многое другое. Так ступим мы на путь посвящения, основа которому была положена на Рождественском собрании 1923/24 года.

Ныне предпринимаются многочисленные попытки исказить антропософский эзотерический праксис и весь даваемый Антропософией путь посвящения. Его пытаются объединять с фрагментами древних, ставших атавистическими, приемов посвящения. Создаются разного рода эклектические комплексы упражнений, куда включают и кое-что из того, что дано Рудольфом Штайнером. Уже встречаются случаи, когда само изучение Антропософии превращается в насилие над духом. Например, читают по 12 раз подряд каждый цикл лекций в надежде на то, что содержащуюся в нем духовную силу можно будет сгустить и ею попросту «продавить» завесу, отделяющую чувственный мир от сверхчувственного; стремятся создать такое духовное перенапряжение, при котором духовное знание подействовало бы ослепляюще, погасило бы сознание и втолкнуло читающего в состояние транса, а следовательно, — и сверхчувственного опыта. Наш мир переполнен насилием. Проникает оно и в сферу духовных исканий. Кучки честолюбцев, будучи не способными войти в мир духа «через дверь», штурмуют «окна» и «ограду». Гибельные последствия ожидают душу, вступившую на подобный путь, и они будут тем гибельнее, чем дальше душа по нему продвинется. Большой грех берет на себя человек, не желающий развиваться духовно, но величайший грех составляет намерение развиваться вопреки поволенной Богом эволюции. Ибо душа рискует тогда вообще из этой эволюции выпасть, безнадежно отпасть от Бога.

Через Антропософию миру дана новая, отвечающая современной стадии развития, наука посвящения. Она, несомненно, сложна, но целостна в себе. Она позволяет вступить на путь посвящения, зная заранее, что ожидает идущего по нему. Для этого с самого начала следует развивать и укреплять силы мыслящего сознания, учиться вносить волю в мышление. Затем необходимо развивать душевную жизнь, но не уединенно, условно, а в конкретной связи с социальной жизнью; необходимо христианизировать душу, пробуждать в ней сочувствие, сострадание, любовь к ближнему. Ибо по законам человеческих добродетелей протекает бытие в том мире, куда человек вступает благодаря истинному посвящению. Не имея в себе развитых добродетелей, человек, вступив в тот мир, оказался бы в вопиющем противоречии с его законами.

Молниеносно, одним скачком, человеку не дано изменить себя. Краткий миг способен переменить наши представления, но не астральное и эфирное тела. Поэтому новый посвятительный путь эволютивен. Медитация Камня основы всецело отвечает этому эволютивному принципу, поэтому она образует семь ступеней. Они суть не абстрактно построенная семеричность, а цепь метаморфоз, органично вырастающих из принципов троичности, на которых построен общий текст медитации. Высшая Троичность Бога-Отца, Сына и Святого Духа образует основу первых трех отделов медитации и нисходит в них по ступеням трех Иерархий до трехчленного человека конечностей, ритма и головы, а также воли, чувства и мысли. В образовании ежедневных медитативных формул троичности варьируются в различных модуляциях и метаморфизируются при переходах со ступени на ступень. Рассмотрим все это детально, для чего возьмем сначала весь текст медитации. Для удобства пользования обозначим в нем отделы римскими цифрами, а части арабскими.